ОТ ИМПЕРИИ НАСИЛИЯ К ИМПЕРИИ КУЛЬТУРЫ

 

От империи насилия к империи культуры

 

Кульпин-Губайдуллин Э.С.

 

Тезисы доклада

 

 

История  прошлого столетия знает пять феноменов гибели великих империй различных по степени трагичности, но неизменных по смыслу: гибель империи как административно-экономической системы ведет за собой сокращение, но вовсе не уничтожение единого культурного пространства.

 

The history of the last century knows five phenomena of destruction of great empires various on a degree of tragedy, but constant on sense: the destruction of empire as management systems-economic conducts behind itself reduction, but not destruction of uniform cultural space.

 

К рассмотрению темы меня подвигла статья замечательного человека и исследователя, отмечающего свое 80-летие — А.М.Эмировой[1]. В этой статье говорилось в основном о значении русского языка в современной Украине. Между тем тема требует глобального подхода в пространстве и времени. Речь идет об изменении функции языка как основного средства общения после распада империи.

Народы Португальской и Испанской империй, которые первыми закончили свое существование как политическое и экономическое целостности, остаются до сих пор в тесном культурном единстве.  Исходная причина проста: колониальная элита не имела других письменных языков и развитой культуры, кроме языков и культуры метрополий. Гибель Британской империи также не привело к разрыву культур метрополии и колоний, хотя степень культурного единства поддерживается ныне не столько за счет бывшей метрополии, сколько за счет США. Распад французской империи привел к резкому сужению франко-культурного пространства, ограниченному ныне Центральной Африкой, выходом из него народов арабского Магриба и Индо-Китая, имеющих свои глубокие культурные традиции. Судьба франко-культурных арабов оказалась трагичной вне зависимости от того, где они ныне живут: в Магрибе или Франции (из последних публикаций см.: Прожогина С.В.[2] и др. её работы).

Последней распалась Российская империя (в её советской ипостаси).

В отличие от кровавого французского распада «развод» псевдо независимых республик  СССР произошел цивилизованно, мирно[3].  С момента падения страны Советов прошло без малого четверть века, т.е. тот интервал времени в течение которого происходит смена демографических поколений. Основная часть физически и интеллектуально активного трудоспособного населения обновилась. Элиты стран СНГ (кроме Белоруссии) с самого начала самостоятельности приняли энергичные меры по отрыву новых поколений от языка и культуры метрополии путем изменения системы образования[4] на фоне государственной политики общего сокращения сферы влияния русского языка и культуры. Однако результаты, как показывают многочисленные исследования[5], оказались не столь впечатляющими.

В настоящее время из 140 млн. населения стран СНГ не владеют русским языком 37,7 млн. или 27%. Не владеющие (и это прямой результат изменения государственной системы образования) в подавляющем большинстве – новые поколения[6]. За прошедшие почти четверть века произошла смена демографических поколений. Несмотря на то, что в массе своей новые поколения не получили образования на русском языке, ныне повсеместно, кроме Туркмении, число активно или пассивно владеющих русским языком превышают 60% (в Таджикистане около 50% см. Табл.1). Не владеющие, как правило, живут в Средней Азии и Закавказье[7].

Некоторые исследователи полагают, что с уходом из жизни старших поколений через 10 лет число не владеющих русским языкам в странах СНГ увеличится почти в два раза (до 80 миллионов человек) и превысит число в той или иной мере владеющих русским (60 миллионов человек). С таким суждением можно согласиться лишь наполовину: действительно число не владеющих русским языком возрастет, но не вдвое (для этого достаточно взглянуть на демографические пирамиды стран СНГ). Незнающих уменьшиться, но видимо не столь значительно, поскольку все более проявляет себя тенденция стихийной ориентации новых поколений на русский язык и русскую культуру, вопреки государственным установкам.

Для такого вывода достаточно обратиться к неофициальным источникам информации. Так, опросы общественного мнения, проведённые институтом Гэллапа показали, что на Украине 83% опрошенных признали русский язык родным. В Грузии, несмотря на длительную напряженность между Москвой и Тбилиси, в 2007 г. 64% интервьюеров сказали, что «очень важно» для грузинских детей изучить русский язык (в 2006 г. только 43 %). В Молдове тот же процент поднялся с 27 % до 39 %[8]. Для новых поколений языковым и культурным индикатором предпочтений является интернет. Здесь русский язык из года в год набирает обороты и в основном благодаря постсоветским странам. Так он используется на 79% сайтов Украины, 87% — Беларуси, 84% — Казахстана. Там же, где велико число незнающих русский язык, русский язык все более становится отличительной чертой культурной элиты[9].

 

Приложение. Таблица 1. Численность населения, в той или иной мере владеющего русским языком, в странах СНГ и Балтии в 2004 году (тысяч человек)

 

Страны Статус русского языка в стране Общая числен-ность насе-ления Число счита-ющих русский язык родным Число активно владе-ющих русским языком Число пассивно владе-ющих русским языком Число не владе-ющих русским языком
Азербайджан иностранный 8200 250 2000 3500 2700
Армения иностранный 3200 15 1000 1200 1000
Белоруссия государственный 10200 3243 8000 2000 200
Грузия иностранный 4500 130 1700 1000 1800
Казахстан официальный 15100 4200 10000 2300 2800
Киргизия официальный 5000 600 1500 2000 1500
Латвия иностранный 2300 960 1300 700 300
Литва иностранный 3400 250 500 1400 500
Молдавия язык межнационального общения 3400 450 1900 1000 500
Таджикистан язык межнационального общения 6300 90 1000 2000 3300
Туркмения язык межнационального общения/фактически иностранный 4800 150 100 900 3800
Узбекистан язык межнационального общения 25000 1200 5000 10000 10000
Украина язык нацменьшинства 48000 14400 29000 11000 8000
Эстония иностранный 1300 470 500 500 300
Итого   140700 26408 63600 39500 37700

 



[1] Эмирова А.М. Русский язык на постсоветском пространстве. – История и современность 2013-1, с. 179-185.

[2] Прожогина С.В. Мир гор (семантическая амплитуда топоса в художественной литературе Магриба). М.: ИВ РАН, 2013

[3] Современная ситуация в РФ требует особого анализа, но не противоречит тенденции сохранения единого  культурного пространства.

[4] Если в СССР школьное образование было ориентировано на русский язык, то в странах СНГ – преимущественно или только на национальные языки (в настоящее время школьное обучение на русском языке сохраняется в Беларуси – для 75 % учащихся, Казахстане — 41 %, Украине — 25 %, Киргизии — 23 %, Молдове — 21 %, Азербайджане — 7 %, Грузии — 5 %, Армении — 2 %) . http://www.demoscope.ru/weekly/2006/0251/tema01.php

[5] О положении  с русским языком в странах СНГ см. http://www.demoscope.ru/weekly/2006/0251/tema01.php; http://lingvoforum.net/index.php?topic=60895.0; Болтовский С.О. Сохранение и развитие русского языка в контексте интеграционных процессов на постсоветском пространстве.  Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата политических наук. Москва МГОУ – 2012; Воронцов А. В. Русский язык на постсоветском пространстве // Вестник Герценовского университета. 2010.  №8. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/russkiy-yazyk-na-postsovetskom-prostranstve (дата обращения: 21.10.2013); Русский язык на постсоветском пространстве: сравнительное исследование распространенности. Аналитический отчет по результатам вторичного анализа данных. АНО (Социологическая мастерская Задорина). 2009.   Версия 1.3 от 11.03.09. eurasiamonitor.orgrus/files/192/file/090311.pdf; Русский язык в мире: современное состояние и тенденции распространения. Выпуск 3. М., Центр социального прогнозирования, 2005, 320 с.; Русский язык в новых независимых государствах. Фонд «Наследие Евразии», Москва, 2008,176 с.; Функциональное пространство русского языка на Украине. — Институт диаспоры и интеграции (Институт стран СНГ). — М., 2011. — 188 с.; Русский язык в Казахстане: Сборник научных статей / Сост. Н.Ж.Шаймерденова, М.А.Бурибаева. С.Ф.Петрова. — Астана, 2007. — 309 с.; Русский язык в культуре, социальном и политическом процессе республик Прибалтики. — Институт диаспоры и интеграции (Институт стран СНГ). — М., 2011. — 128 с.; Русский язык и культура в смешанных семьях Прибалтики. Сборник очерков из серии «Популяризация духовного и культурного наследия России и русского языка в со­временном русском зарубежье». Эстонская Республика. Таллин, 2009, 120 с.; Пьянов А. Е. Статус русского языка в странах СНГ (Вестник Кемеровского государственного университета. — Кемерово, 2011. — № 3 (47). — С. 55-59). См. также Арефьев, А. Падение статуса русского языка на постсоветском пространстве / А. Арефьев // http://www.demoscope.ru/weekly/2008/0329/tema05.php Электронная версия бюллетеня Население и общество (Демоскоп WEEKLY №251-252).

[6] Российская диаспора на пространстве СНГ. — Институт диаспоры и интеграции (Институт стран СНГ). — М., 2007. — 432 с.

[7] Русскоязычные в Центральной Азии. Социальный портрет. — Институт диаспоры и интеграции (Институт стран СНГ). — М., 2010. — 288 с.; Григорян Э.А., Даниелян М.Г. Русский язык в Республики Армения. — ИЦ Азбуковник: Словари.ру, 2006. — 128 с.;

[8] Russian Language Enjoying a Boost in Post-Soviet States Attitudes more favorable in Georgia, Moldova, and Armenia. by Sergei Gradirovski and Neli Esipova August 1, 2008 http://www.gallup.com/poll/109228/Russian-Language-Enjoying-Boost-PostSoviet-States.aspx

[9] Тер-Минасова С.Г. Язык и межкультурная коммуникация:М.:Слово/Э!оуо, 2008. 264 с.; Русский язык и культура в смешанных семьях Прибалтики. Сборник очерков из серии «Популяризация духовного и культурного наследия России и русского языка в со­временном русском зарубежье». Эстонская Республика. Таллин, 2009, 120 сhttp://lingvoforum.net/index.php?topic=60895.0 http://demoscope.ru/weekly/2010/0441/analit01.php;

 

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.