О технологической интерпретации истории эпохи конных лучников

Кульпин Э.С. О технологической интерпретации истории эпохи конных лучников.

Тезисы доклада

на III Крымскую международная тюркологическая конференция «Мир Бекира Чобан-заде»

май 2014

 

Согласно технологической интерпретации истории фундаментальные открытия определяют ход исторического процесса. В истории науки и техники одним из таких открытий был так называемый монгольский лук. Взятый на вооружение кочевниками-тюрками он позволил им стать решющим актором на военно-политической сцене в течение несколько столетий, получивших название эпохи конных лучников. Определение ключевых моментов перехода от эпохи конных лучников к эре господства огнестрельного оружия в истории Крымского ханства и государства российского являются целью данного исследования.

 

Ключевые слова: социоестественная история, технологическая интерпретация истории, история Крымского ханства и государства российского.

 

 

Согласно технологической интерпретации истории (Мак-Нил) фундаментальные открытия определяют ход исторического процесса. В истории науки и техники одним из таких открытий был так называемый монгольский (другое название – татарский) лук. Лук, соединенный с традиционными  китайскими военными знаниями, знаниями кочевников дал конным лучникам решающее преимущество перед другими народами.  Луки такого типа называют «рефлексирующими». При небольших размерах (около 120 см) монгольский (далее – татарский) лук обладал значительной мощью и её можно было увеличить, добавляя костяные накладки на плечи лука. Татарский лук (сила натяжения по разным оценкам от 46 до 75 кг, дальность стрельбы – 320 м) значительно превосходил европейские луки (венгерские – 32 кг, английские – 34 кг, дальность стрельбы — 230 м), имел огромную убойную силу  (стрела татарского лука XVI века на расстоянии 200 метров убивала лошадь или пробивала кольчугу навылет). Небольшие размеры монгольского лука делали его удобным для конного лучника: позволяли точнее прицеливаться и вести стрельбу в движении. Худяков,  сравнивают ее с огневой мощью регулярных армий нового времени и полагают, что лишь развитие огнестрельного оружия положило предел господству конных лучников. В XIII веке военное преимущество  позволило 140 тысячам воинов-монголов победить армии, превосходящие их в разы (только в армии южного Сунского Китая было более 1 млн солдат) и держать в повиновении страны, занимающие более 80% территории Евразии. Тюрские государства, быстро  ставшие наследниками великой монгольской империи сохраняли военное превосходство над соседями в течении нескольких веков. Даже после золотоордынской смуты 1360-1380 гг. практически уничтожившей уникальную тюрко-татарскую степную городскую цивилизацию  и государственный промышленный потенциал государства военное превосходство  конных лучников поддерживало существование Золотой Орды еще 100 лет (до 1480 г. – Стояния на Угре). Далее, за счет сохраняющегося военного преимущества конных лучников перед другими родами войск и традиционной памяти этого они обоснованно входили в состав политического класса в странах, над которыми они как этнос политически не господствовали: шляхты –  в Речи Посполитой, «служилых» – в России.

Отставание эффективности конных лучников от других родов войск рельефно обозначилось лишь во второй половине ХVI в. в переломном сражении при Молодях в 1572 г.[1] И даже после 1572 г. по инерции, основанной на традиционном общественном уважении конных лучников, но уже без фактического технологического основания, еще полтора столетия оставались в России  «служилыми людьми». Лишь Указом 31 января 1718 года служилых татар перевели в лашманы, или в переводе на современный язык с военной на гражданскую службу.

 

Литература

Мак-Нил, У. 2008. В погоне за мощью. Технология, вооруженная сила и общество в XIXX веках. М.: Территория будущего.

Нефедов С. А. Теория культурных кругов (на основе анализа монгольских завоеваний). – История и современность 2008 № 1, 2.

Храпачевский Р. П. Военная держава Чингисхана. М., 2004

Худяков Ю. С.

Вооружение средневековых кочевников Южной Сибири и Центральной Азии. Новосибирск. 1986

Вооружение центрально-азиатских кочевников в эпоху раннего и развитого средневековья. Новосибирск. 1991.

Эволюция сложносоставного лука у кочевников Центральной Азии// Военное дело населения юга Сибири и Дальнего Востока. Новосибирск. 1993

Вооружение кочевников Южной Сибири и Центральной Азии в эпоху развитого средневековья. Новосибирск, 1997

 

[1] В сражении решающую роль сыграл Гуляй-город (модернизированные повозки гуситов). Технически Гуляй-город представлял собой щиты в полбревна размером со стену сруба, укреплённые на телегах, с бойницами для стрельбы и составленные кругом или в линию. Русские воины были вооружены пищалями и пушками. Гуляй-город сводил на нет все преимущества мобильной кавалерии стрелков лучников, тяжелая кавалерия оказывалась просто не у дел. Крымская конница не смогла взять укреплённую позицию — Гуляй-город.  В бою был убит ногайский хан, погибли трое мурз. И тогда крымский хан принял неожиданное решение — он приказал коннице спешиться и атаковать гуляй-город в пешем строю совместно с янычарами. В такой ситуации все преимущества маневренной легкой конницы утрачивалась. Крымцы и османцы устилали холм трупами. В Крым вернулась не более десятой части воинов. Ханство лишилось почти всего боеспособного мужского населения. Сражение стало поворотной точкой в противостоянии Московской Руси и Крымского ханства и последней крупной битвой Руси со Степью.

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.